Интервью с Владимиром Франчуком об истории церкви, работе над новыми книгами и людях, творивших историю евангельского движения

В прошлом году одно из богослужений Церкви Рождества Христова посетил известный проповедник, епископ, профессор, христианский историк и автор нескольких книг Владимир Иванович Франчук вместе с женой Лидией Николаевной. После этого служения Владимир Иванович дал нам короткое интервью, которое по разным причинам не было опубликовано, но сегодня, в год 500-летия Реформации, это интервью не теряет своей актуальности и, надеемся, сможет заинтересовать наших читателей.

– Владимир Иванович вы являетесь автором многих трудов о пятидесятническом движении на территории нашей страны. Как историк, как вы оцениваете сегодня интерес церкви к своей истории и вообще необходим ли этот интерес?

– Вне всякого сомнения, интерес к истории нашей церкви есть. Но он не настолько большой, когда речь идет о ее академической части. Люди несколько отпугиваются от самой темы истории до тех пор, пока они думают, что это перечисление сухих дат, цифр и имен, которые им ничего не говорят. Но когда они чувствуют, что история может излагаться по-другому и действительно быть полезной для них за счет того, что это огромной важности уроки для духовного назидания, отношение к истории меняется.

Что же касается другой части вопроса, то мне очень печально говорить о том, что в наших рядах есть немало способных, талантливых, одаренных и энергичных братьев, которые могли бы заниматься собиранием и хранением нашей истории. Но, к сожалению, их отпугивает то, что это кропотливая, трудная и часто многолетняя работа. Также сюда можно добавить неуверенность в том, насколько это будет востребовано читателями или слушателями. Я не хочу сказать, что любой человек может писать книги, и я не буду настаивать, что любой человек мог бы проводить какие-то исследования или писать научные статьи. Но, во всяком случае, у нас есть много людей, которые могли бы этим заниматься.

Хочу ободрить этих людей и сказать, что слова апостола Павла «помнить наставников» – это даже не пожелание. Это императив, Божья заповедь хранить нашу историю, помнить наших наставников и взирая на окончание их жизни, подражать их вере! Так что давайте не только читать нашу историю, но собирать ее и описывать историю возникновения и развития многих церквей Украины и зарубежья.

– Владимир Иванович, призывая писать историю, готовите ли сейчас что-то новое к изданию? Над чем сегодня трудитесь?

– Сейчас я одновременно работаю над двумя книгами. У меня есть желание закончить обе эти книги в будущем году (в 2017 году – авт.).

Что касается первой книги, то после многолетнего труда я собрал интересный материал и остается только чисто писательская работа. Что тоже не очень быстро делается, но, во всяком случае, написать – это самая легкая часть. Очень трудно было собрать материалы об истории нашей мариупольской церкви. Но мне удалось найти много ценных материалов. В том числе я работал и с архивами – это архивы Совета по делам религий, архивы Комитета государственной безопасности, архивы, где хранятся судебные дела с приговорами в отношении наших братьев – основателей мариупольской церкви.

Наша церковь образовалась в 1937 году и вот с 37-го года за все годы истории нашей церкви сорок братьев сидели в тюрьмах. Представьте, только из одной нашей поместной церкви! Двоих расстреляли – они стали мучениками. Двоих замучили в тюрьмах – они не вернулись из лагерей… Потому рядом с нашей церковью, на нашем земельном участке, уже высажен сквер памяти наших братьев. Мы посадили там 40 каштанов, по числу братьев, которые были в тюрьмах. Я из них был последний.

Над второй моей книгой я работаю уже давно. Это история пятидесятнического движения в странах рассеяния в Южной Америке – Аргентине, Парагвае, Уругвае. Мы с Лидией Николаевной работали там пять лет назад. Единственное место, которое осталось «белым пятном» – это Бразилия. В Бразилии тоже было мощное славянское движение. Когда наши славяне туда переселились, значительная их часть была пятидесятниками. Они образовали там поместные церкви и даже пятидесятнический союз, который объединял наши эмигрантские церкви в четырех странах. Выучив язык, наши братья мощно включились в евангелизацию этих стран.

У меня есть фотографии, где наши братья славяне проводят на стадионах мощные евангелизации. Кстати, работая в Аргентине и Парагвае, я лично встретил людей, которые стали миссионерами для тамошних южноамериканских индейцев. И когда они нашли эти племена, эти индейцы еще даже одежды не знали. Представляете степень развития этих племен!? Естественно они ничего не знали и о Боге. Наши братья не только осуществляли гуманитарные и образовательные проекты для этих племен. Но что самое главное, они им рассказывали об Иисусе Христе и много индейцев уверовали и были крещены. Там начались собрания и до настоящего времени есть верующие индейцы и верующие пасторы из их числа.

Ну и наконец последнее. Я работаю над вторым изданием своей большой книги, которая была опубликована ранее, но к настоящему времени нельзя отыскать ни одного ее экземпляра. Это книга «Просила Россия дождя у Господа», которая давно стала библиографической редкостью.

– Еще в советские время вы бок о бок служил на Христовой ниве вместе с Федором Ананьевичем Вознюком – отцом нашего пастора и одним из ведущих служителей евангельского движения в странах тогда еще Советского Союза. Что вы можете вспомнить и рассказать о Федоре Ананиевиче?

– Я благодарен Господу, что Федор Ананиевич был достойным служителем и человеком, которому Господь дал служить для очень многих церквей, для братства. Не только важным было его служение для поместной церкви, где он учил Божьему слову как хороший библейский учитель, где прекрасно пели, за что также нужно сказать ему спасибо. Но думаю, что в Каховке, в его церкви, вряд ли представляли в полной мере другую часть его служения – ту часть, которая была связана с его постоянными разъездами по Украине, России, Молдове, Сибири и многие других местах. Он был одним из ведущих служителей нашего руководящего органа в Братстве автономно зарегистрированных церквей. Этот руководящий орган назывался Совет пресвитеров и Федор Ананиевич был одним из его руководителей.

Так что когда я вспоминаю свою работу с Федором Ананиевичем, в большей части это была разработка концепции дальнейшего служения в условиях нового времени, которое только-только наступало. Готовились документы, мы пытались разработать уставы поместных церквей и союза, где нужно было продумывать и взвешивать каждое слово. Ну и также те вещи, о которых мы с ним мечтали… Тогда они казались фантастическими, но уже после того, как Господь призвал его к вечности, это все начало осуществляться. И началось мощное движение для всего нашего общества.

Федор Ананиевич дожил только до самого начала всего этого. Знаете, в чем-то его земной путь похож на судьбу Моисея. Дойти до Иордана и увидеть, а вот дальше… А вот дальше народ Божий поведут другие служители. Иногда у молодых людей возникает искушение сказать, что с Моисеем сорок лет ходили-ходили… А когда появился новый лидер, на следующий день перешли Иордан! Всем горячим головам хочу сказать, что не было бы ни новых лидеров, ни новых возможностей, если бы не была сделана колоссальная подготовка за сорок лет пребывания в пустыне. Это из Египта можно выйти за одну ночь, но Египет продолжает оставаться в рабском менталитете людей. Так что Федор Ананиевич из когорты тех людей, благодаря которым церковь была приготовлена к служению в новых условиях.

– Владимир Иванович, большое спасибо вам за это интервью и за то, что посетили нашу церковь!

– Божьих благословений, всего доброго! Если даст Господь, надеюсь в будущем снова посетить вашу церковь.

Сергей Пантоненко, июль 2016

КОММЕНТИРОВАТЬ